Советская военная мощь

Форум о советской военной технике и армии


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

С-3К - авиационный реактивный снаряд

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Admin

avatar
Admin
С-3К (КАРС-160)
Кумулятивный авиационный реактивный снаряд

При разработке кумулятивного авиационного реактивного снаряда КАРС-160 (С-ЗК) конструкторы ориентировались на создание снаряда залпового применения, однако с достаточно мощной БЧ, кумулятивным и осколочно-фугасным действием обеспечивавшей поражение широкого круга целей — от бронетехники до различных сооружений и живой силы. В отличие от других НАР этого времени, С-ЗК не предполагала применения по воздушным целям и предназначалась исключительно для борьбы с наземными объектами. Необходимый поражающий эффект обусловил значительную массу БЧ, в результате чего снаряд имел довольно крупные габариты. Использование отработанного «пороховика» в корпусе, диаметр которого был меньше, чем диаметр БЧ, привело к надкалиберной схеме. Решение, выглядевшее не очень современным и далеким от аэродинамического совершенства, было достаточно популярным в НАР первого поколения и несло явный след влияния аналогичных западных ракет, у которых подобная схема была скорее правилом, чем исключением.

Для упрощения конструкции ракета имела классическое жёсткое оперение из четырех стабилизаторов Х-образного расположения. Надкалиберная БЧ потребовала увеличения их размерности, однако, по условиям плотного размещения ракет на подвеске размах стабилизаторов был ограниченным, а требуемую площадь пришлось обеспечивать наращиванием хорды их перьев, приобретших характерную «ветвистую» форму. Для обеспечения жёсткости пластины стабилизаторов имели подштамповку сложной формы. Из-за своеобразного «головастого» вида С-ЗК при первом знакомстве более всего вызывала ассоциации с гранатой к ручному противотанковому гранатомету.

Аэродинамика и массо-габаритные особенности С-ЗК определяли её невысокие баллистические свойства — ракета быстро теряла скорость на траектории, при том, что сообщаемая ей РДТТ скорость была и так небольшой и едва превышала звуковую — 380 м/с. Это делало С-ЗК одной из самых «медленных» НАР, сравнимой в этом отношении с РС-82 и РС-132, применявшихся с поршневых самолетов военного времени. После сообщения ракете разгонного импульса и выгорания пороха двигатель, как и у других НАР, прекращал работу, и та шла к цели по инерции. Благодаря развитому оперению и устойчивости на траектории даже при небольшой поперечной нагрузке С-ЗК обладала достаточно высокой точностью — рассеивание С-ЗК составляло 0,35 % от дальности стрельбы (другими словами, при залпе с дистанции 2000 м ракеты укладывались в круг диаметром 7 м). Точностные характеристики С-ЗК на дистанциях прицельного огня позволяли поражать точечные цели.

Надкалиберная боевая часть С-ЗК массой 7,3 кг имела комбинированное (кумулятивное и осколочно-фугасное) поражающее действие для борьбы с бронетехникой, сооружениями и живой силой. Она могла пробить броню толщиной до 300 мм, а осколочная оболочка при разрыве образовывала до 500 осколков массой около 1 г.

Заданное дробление корпуса на фрагменты обеспечивалось устройством осколочной рубашки. По массе БЧ была сопоставима с 76-мм артиллерийским осколочно-фугасным снарядом (из чего в хрущевское время делался любопытный вывод о том, что одним ракетным залпом самолет способен заменить артиллерийский дивизион). Особенностью БЧ С-ЗК являлась значительная доля ВВ, заряд которого составлял 3,24 кг — без малого половину её массы, что диктовалось желанием достижения значительного кумулятивного и фугасного эффекта (обычно наполнение БЧ взрывчаткой даже в ракетах фугасного действия не превышало 30 — 35 %). БЧ комплектовалась встроенным электрическим взрывателем ударного действия ЭВУ-84, который для обеспечения безопасности взводился с окончанием работы двигателя ракеты, когда та удалялась на безопасное от самолета расстояние.

Специально разработанное пусковое устройство АГГУ-14У также выглядело нетипичным среди отечественных конструкций аналогичного назначения, повторяя изделия 1940 — 1950-х, применявшиеся на западных самолетах. Корпусом его служила полая рама из магниевого литья, которая несла 7 узлов подвески ракет — «ёлочкой» по бокам и снизу установки (шифр АПУ-14У, видимо, как раз относился к числу ракет, загружаемых на комплект из пары подвесных установок). Такое устройство АГГУ обуславливалось необходимостью разнести на подвеске ракеты, имевшие крестообразное оперение большого размаха, исключая их столкновение при сходе с направляющих. Привычные направляющие рельсы или трубы-стволы на АПУ-14У заменяла пара коротких площадок, передняя и задняя, на которые и подвешивалось ракета. Испытания продемонстрировали, что «нулевой пуск» с таких направляющих, имевших длину всего несколько сантиметров, практически не сказывается на точности стрельбы. По этому показателю они не уступали рельсовым, дающим куда большее сопротивление движению по ним ракеты.

Электроарматура и прибор управления стрельбой ПУС-6 обеспечивали заданную программу при пуске — сход ракет в залпе с интервалами 0,075 с, при котором отстрел всех НАР с АПУ занимал менее 1 с. Подача электроимпульса для воспламенения РДТТ осуществлялась через скользящий контакт на корпусе ракеты. Начальная скорость С-ЗК при сходе с направляющих составляла всего 6 — 7 м/с (на порядок меньше, чем достигали снаряды при выходе из пусковых стволов ракетных блоков).

Система ракетного оружия с НАР С-ЗК создавалась специально для вооружения истребителя-бомбардировщика Су-7Б, имея целью повышение его ударных возможностей (напомним, что первоначально самолет был «чистым» истребителем и его доработка в новое качество потребовала «довооружения», более подходящего для штурмовых задач). На Су-7Б система прошла испытания и в 1960 г. была принята на вооружение. В своем классе С-ЗК осталась исключительным явлением, не став унифицированной системой. Она использовалась только на истребителях-бомбардировщиках этого типа и его модификациях Су-7БМ, Су-7БКЛ и «спарках» Су-7У. Впоследствии они «по наследству» перешли и на вооружение самолетов с изменяемой стреловидностью крыла Су-17, однако их применение на машинах этого семейства носило непродолжительный характер, ограничившись 225 ранними Су-17 и несколькими десятками Су-17М первых серий (до 63-й производственной серии), включая и экспортные Су-20. Самолеты могли нести до четырех АПУ-14У на двух подкрыльевых и двух подфюзеляжных узлах.

На Су-17 одиночные пуски или серийно-залповая стрельба частью боекомплекта не предусматривались, и с нажатием на боевую кнопку происходил залп всеми ракетами. На Су-7Б можно было стрелять как одиночно, так и всеми НАР. С-ЗК применялись на истребителях-бомбардировщиках в сочетании с автоматическим стрелковым прицелом АСП-5НД (позднее - АСП-ПФ-7 и АСП-ПФМ-7), обеспечивавшим прицеливание при стрельбе НАР на дальностях от 400 до 2000 м.

Пуск НАР осуществлялся с пикирования, а установка текущего значения наклонной дальности до цели, служившего основой для решения задачи прицеливания, осуществлялась автоматически по данным барометрического высотометра и углу тангажа или вручную летчиком. Методика была отработана летным составом, однако отмечалось, что при этом ощутимое влияние на точность стрельбы «в автомате» оказывает динамика поведения самолета и «скачущая» за переменчивым рельефом высота. Лучшие точностные характеристики достигались непосредственным измерением текущего удаления до цели бортовым дальномером, однако, такие возможности оборудование машин еще не обеспечивало. Учет баллистических характеристик используемых боеприпасов производился с помощью специальных сменных баллистических блоков, устанавливаемых в прицел перед полетом в соответствии с его вооружением.

На практике это сводило пуски С-ЗК к выдерживанию одного заданного и отработанного режима — пологого пикирования со скоростью 850 — 910 км/ч при высоте полета не менее 390 — 410 м. Вариантом мог быть подход к цели на малой высоте с «подскоком» — выполнением горки для атаки и пикированием на цель. Рекомендованная дальность начала стрельбы составляла 1800 м.

Эти ограничения были обусловлены значительным разлетом осколков и фрагментов рвущихся ракет, из-за чего выход из атаки требовалось строить, не допуская сближения с целью на расстояние менее 420 м. При крутом пикировании и более высокой скорости ракеты не успевали отойти на безопасное расстояние от самолета и тот оказывался в опасной близости от зоны поражения. Для сравнения можно сказать, что для НАР тина С-5 с менее мощной БЧ, но большей скоростью, ограничение по минимальной дальности было вдвое меньшим — 225 м. Характер подвески АПУ-14У обусловил введение специальной блокировки на случай несхода одной из ракет — при этом на месте оставалась и ракета на парной АПУ.

Общим местом в применении НАР с реактивных самолетов явились проблемы, связанные с влиянием их пуска на работу двигателя самолета. Компрессор и турбина ТРД, связанные газодинамическим трактом, оказались весьма чувствительными к воздействию облака пороховых газов, окутывавших самолет при ракетном залпе. Этот негативный эффект отмечался еще при стрельбе из бортовых пушек, однако, пуск ракет сопровождался куда более мощным газовым шлейфом.

Помимо обедненности кислородом, газовое облако было горячим и, устремляясь в двигатель, нарушало его нормальную работу. На нерасчетном режиме ТРД начинал захлёбываться, мог развиться номпаж, а заброс температуры грозил прогаром турбины. В борьбе с этим явлением меняли рецептуру порохов, порядок и интервалы схода ракет в залпе, снижая интенсивность газового следа, а сами пусковые установки старались вынести подальше от воздухозаборников.

Доработке подвергались и сами двигатели, в топливной автоматике которых менялась программа работы. На используемых на Су-7Б двигателях АЛ-7Ф была внедрена эффективная система КС с клапаном сброса, резко уменьшавшим подачу топлива в камеры сгорания при нажатии на боевую кнопку для стрельбы. На 1 — 2 с, пока длился залп, двигатель работал на «голодном пайке» без избытка топлива, избегая перегрева.

Однако эта мера имела ограниченную эффективность при пуске тяжелых ракет с мощным двигателем и залпе множества НАР оставлявших плотный газовый след. Их разрешалось применять лишь при соблюдении определенных условий пуска, высоте полета и режиме работы двигателя (чтобы не сжечь силовую установку, некоторые НАР позволялось пускать, лишь предварительно убрав обороты двигателя до «малого газа»).

С-ЗК в этом отношении не создавали особых проблем: повышение температуры на входе в двигатель даже при пуске со всех четырех точек было кратковременным и не превышало, в зависимости от режима и высоты полета, 5 — 40оС (для сравнения, залп С-24 с Су-7Б сопровождался забросом температуры на 40 — 400оС, в эксплуатации неоднократно приводя к случаям отключения двигателя). Отдача при пуске С-ЗК была незначительной и практически не ощущалось летчиком, не сказываясь на поведении самолета. Полетная скорость с подвеской С-ЗК ограничивалась 900 км/ч ввиду кинетического нагрева ракет набегающим потоком, опасным для пороховых зарядов РДТТ и взрывателя (особенно на малых высотах и в летнюю жару).

В боевой подготовке обычно ограничивались неполной зарядкой АПУ-14У, снаряжая их 2 — 3 снарядами, чего вполне хватало для отработки методики применения. Оценка боевой эффективности С-ЗК была неоднозначной: снаряды обладали хорошей точностью и позволяли вести стрельбу с больших расстояний, чем распространенные С-5 - до 2000 м против 1200 - 1500 м, отличаясь и значительно более мощной БЧ (7,3 кг, по сравнению с 0,8 — 1,8 кг у С-5 разных типов). Соответственно масса залпа С-ЗК с пары АПУ-14У равнялась 102,2 кг, в то время как при стрельбе кумулятивно-осколочными С-5КО из двух шестнадцатизарядных блоков УБ-16-57 к цели посылалось гораздо меньше — около 42,5 кг.

Сравнение ракетного залпа С-ЗК с пушечным огнем выглядело, на первый взгляд, еще более внушительно. Су-7Б и Су-17 несли пару бортовых 30-мм пушек НР-30, сопоставимых по дальности эффективного огня с С-ЗК и имевших боекомплект по 80 снарядов массой 400 г каждый. Масса пушечного залпа непрерывными очередями с полным израсходованием боезапаса составляла 64 кг Вся стрельба занимала 6 с, что было непозволительно долгим — в течение этого времени летчик должен был удерживать цель в прицеле, а самолет — на боевом курсе. Несложный расчет показывает, что за это время самолет в пикировании проходил 1200 — 1500 м, даже при открытии огня с предельных дальностей, оказываясь на опасно малой высоте и близости от цели, в то время как залп НАР менее чем за 1 с «разгружал» самолет, позволяя ему легко выйти из атаки.

Более рациональным являлось ведение пушечного огня очередями ограниченной длины, более предпочтительными по точности и экономному расходованию боекомплекта. При этом пушки, как и блоки С-5, позволяли более гибко строить атаку, штурмуя цель (или группу целей) несколькими заходами, чего не обеспечивала система управления огнем С-ЗК на Су-17, разом расходовавшая весь боезапас, и на Су-7Б, ограничивавшая стрельбу одиночными ракетами. На этом фоне очевидной становится ущербность уже звучавшего выше довода о том, что ракетным залпом самолет способен заменить целую артиллерийскую батарею. При этом упускается из виду, что одним залпом возможности артиллерии отнюдь не ограничены...

При солидной массе залпа С-ЗК и мощности БЧ её возможности выглядели сбалансированными не лучшим образом: при ярко выраженном противотанковом действии за счет кумулятивности фугасное воздействие БЧ было явно избыточным для поражения другой боевой и транспортной техники (те же С-5 имели менее мощную БЧ, обеспечивавшую достаточное поражающее действие по большинству целей, включая легкобронированную технику на открытых позициях, стоянках и в укрытиях полевого типа). В то же время, БЧ С-ЗК оценивалась как слабая для борьбы с защищенными сооружениями и прочными укрытиями (ДОТами, складами, КП и др.), в том числе и по причине наличия взрывателя мгновенного действия, подрывавшего заряд на поверхности. В этой связи можно заметить, что и близкий по характеристикам 76-мм снаряд полевой артиллерии к 19б0-м постепенно перестал удовлетворять изменившимся требованиям, уступив более рациональным калибрам и боеприпасам.

Осколочное действие С-ЗК представлялось явно недостаточным. Фрагментирование корпуса БЧ давало множество легких осколков. По опыту было известно, что легкие осколки даже с высокой скоростью обладают слабым убойным действием, быстро теряют скорость и пробивную силу и мало подходят для борьбы с живой силой, не говоря уже о технике, где слабые поражающие элементы не могли пробить корпуса машины, обшивку самолета и воспламенить содержимое. Препятствием для них могла служить даже теплая зимняя одежда «мишеней», и для эффективного воздействия вместо «комариных укусов» требовалась организация осколочного потока с массой убойных элементов массой не менее 2 — 3 г. Для увеличения радиуса поражения живой силы на открытой местности до 30 — 50 м рациональными являлись еще более крупные осколки с массой 5 - 10 г.

В эксплуатации существенным недостатком являлась громоздкость пусковых установок — ощетинившиеся ракетами «ёлочки» АПУ-14У создавали слишком большое сопротивление в полете, особенно с ростом скоростей. Их консольное крепление выглядело уязвимым с точки зрения прочности и жесткости, внося ограничения в полетные режимы и боевое маневрирование. Подготовка АПУ-14У также выглядела не подарком, хотя устройство весило всего 22,5 кг и могло подвешиваться вручную, его конструкция с выступающими со всех сторон направляющими, упорами и стопорами была неудобна при транспортировке и обслуживании. Снятое или подготовленное к подвеске АПУ требовало специальных ложементов и тележек, иначе его у самолета нельзя было толком ни положить, ни поставить без риска помять или загрязнить детали. Блоки в этом отношении были куда неприхотливее и допускали перевозку хоть навалом, а местом их хранения могла служить любая более или менее чистая площадка на стоянке или в укрытии. Само снаряжение АПУ-14У не отличалось сложностью: ракета заводилась спереди на руках, задние лапки надевались на направляющие, а передний штифт вводился в паз АПУ, после чего снаряд оставалось подать назад до упора, посадив на стопор.

В строевых частях С-ЗК популярностью не пользовались, а их использование было эпизодическим. Об интенсивности их применения дают представление объемы заказа ВВС: на 1965 г. он составил 6400 штук, то есть порядка 10 ракет на один истребитель-бомбардировщик При отработке предусмотренных планами боевой подготовки упражнений со стрельбой НАР предпочитали применять ракеты типа С-5 из привычных блоков. Такая же картина наблюдалась и за рубежом, куда С-ЗК поставлялись вместе с самолетами типов Су-7Б и Су-17. В ВВС Польши и Чехословакии они имелись в крайне ограниченных количествах и практически не покидали хранилищ. Применение в боевой обстановке С-ЗК нашли в авиации Египта и Сирии, где их использовали в затянувшемся конфликте с Израилем для ударов истребителей-бомбардировщиков по бронетехнике и транспорту. В конце 1970-х с появлением новых более мощных НАР С-8 и С-13 ракеты С-ЗК были сняты с вооружения, а остатки их запасов утилизированы. Любопытно, что в силу ограниченного использования и нечастого появления «на публике» наличие С-ЗК на вооружении оставалось практически незамеченным зарубежными военными экспертами, обнаружившими их существование уже в музейных экспозициях.

Основные характеристики НАР С-ЗК:
Калибр - 134/85 мм
Размах оперения - 240 мм
Длина - 1500 мм
Масса - 23,5 кг
Масса БЧ - 7,3 кг
Максимальная скорость - 380 м/с

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку] [Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]

Источник: Журнал "Мир Оружия" №2 2005 г. - статья В.Марковского, К.Перова "Наследники "ЭРЭСОВ"".

Посмотреть профиль http://sovetarmy.2x2forum.com

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения